1 заметка с тегом

наркомфин

PHP (2): Header may not contain more than a single header, new line detected

PHP (2): Use of undefined constant k - assumed 'k' (this will throw an Error in a future version of PHP)

Наркомфин. Советский ультра-лакшери дом

Рассказывает Олег Торбосов, основатель Whitewill.

Два года назад летом я впервые заехал посмотреть, как идёт реконструкция дома «Наркомфина», вызывающего благоговейный трепет у архитекторов со всего мира. И вот сейчас он сдан.

Дом находится в центре Москвы, фактически на Садовом кольце рядом с Арбатом и является памятником русского авангарда. Он был задуман как интересный исследовательский эксперимент, и вот что из этого получилось. Задача перед архитектором проекта Моисеем Гинзбургом была поставлена амбициозная: «повысить уровень жизни рабочих и освободить советских женщин от мелкого домашнего хозяйства».

Освобождённым от ненавистного быта женщинам, правда, партия предлагала не чилить на шезлонгах на видовой терраске, которую архитекторы «Наркомфина» заботливо расположили на крыше дома, а вовлекаться в производство на благо советского общества.

В «Наркомфине» запроектировали свой частный детский сад, приватный спортзал, клубный лаундж с библиотекой для чтения книг, советских газет и общения жителей за чашечкой кофе. Делать это предлагалось после обеда в собственной столовой с пяти метровыми потолками и панорамным остеклением с видом в парк. Вся эта инфраструктура располагалась в отдельном здании, соединённом с домом крытой стеклянной галереей, чтобы не нужно было выходить на улицу.

Перед домом разбили парк и построили отдельное здание прачечной-химчистки с механическими стиральными машинами, чтобы женщинам не надо было стирать вечерние наряды вручную. На крыше сделали терраску для принятия солнечных ванн и возможно для занятия йогой и медитаций, или что там было в тренде у советских женщин до появления Инстаграмма и студий пилатес. Отличный вечерний чил после смены у мартеновских печей.

Своей отдельной терраской обзавёлся и первый советский двухуровневый пентхаус, который заботливо оставил за собой инициатор проекта тогдашний министр финансов Николай Милютин, чтобы припеваючи жить в нем со своей женой Екатериной. Чем не советский ультра-лакшери?

Все квартиры в доме были двухуровневыми. Их называли ячейками и нумеровали от A до F в зависимости от площади. Размер ячеек F был всего 25-30 метров. При этом они тоже были в несколько уровней. В таких квартирах не было кухонь, а было что-то типа советской микроволновки, чтобы подогреть еду. Ибо нечего в доме борщи варить — всё необходимое есть в отдельном коммунальном блоке.

Остальные квартиры были площадью 80-100 метров. Пентхаус 130 метров.Здесь впервые для советского жилья совместили ванные с туалетом, чтобы было меньше суеты. Причём даже в санузлах сделали окна, чтобы не тратить электричество.

Поскольку в доме была своя столовая, то кухни в больших квартирах сделали минимальными по размеру. В гостиной каждой квартиры были высокие по четыре метра потолки с панорамными сдвижными окнами. Задумано круто, но идея такого бытового рая разбилась о советский менталитет. Квартиры в этом элитном нафаршированном доме, естественно, достались не советским рабочим, а серьезным дядькам из правительства.

Больше половины жильцов наняли себе домработниц, которые убирали в квартире и заказывали в столовой блюда, однако еду на подносах уносили своим хозяевам в квартиры. Выяснилось, что пересекаться с другими жителями в общей столовой эти ребята не хотят. До запуска Яндекс.Еды оставалось ещё 90 лет.

Лаундж для встреч и общения поделили на индивидуальные кладовки, терраса с садом на крыше так и не была достроена, а помещение столовой сдали в субаренду под типографию. Из первоначальной концепции прижился только детский сад и прачечная. Но и их после войны закрыли.

В годы репрессий в конце 30-х в полукруглое светлое лобби «Наркомфина» пришли люди в черных плащах, взяли у девочки на ресепшен список собственников и просто расстреляли половину владельцев квартир. Некоторых сослали в лагеря. Ибо не принято было в советском союзе выделываться.

Со временем дом превратился в коммуналку с комнатами по девять метров и стал выглядеть как разваленный сарай. В 2016 году здание выкупил московский девелопер и бережно восстановил дом, вернув историческую отделку и планировки квартир. На старте продаж квадратный метр с отделкой стоил от 800 000₽ до 1 100 000₽. В 2019 году мы продали здесь одну из ячеек нашему эстетскому клиенту за 68 000 000₽. Пентхаус Милютина с террасой ушёл почти сразу за 110 000 000₽. Все 44 квартиры в итоге раскупили ещё до сдачи дома.

Гулял там на прошлой неделе. Территорию возле дома обустроили и открыли. Она не огорожена и притягивает десятки любопытствующих зевак, а отсутствие первого этажа за счёт приподнятости дома над землей, делает всё это пространство минимально приватным и чрезмерно открытым и от этого неуютным. Я считаю такую популярность дома и наличие его во всех учебниках по конструктивизму, его же главным недостатком. В остальном — дом крутой, во многом опередивший время.

Фото: strelkamag